Ютазинская новь
  • Рус Тат
  • К БУДУЩЕМУ КОНЦЕРТУ ГРУППЫ "КИНО": ПОЧЕМУ ЦОЙ В РОССИИ БОЛЬШЕ ЧЕМ ЦОЙ

    Недавно стало известно, что бывшие участники группы «Кино» Юрий Каспарян и Александр Титов планируют сделать два концерта в 2020 году, в рамках которых они сыграют песни Виктора Цоя, конечно же без его участия но с использованием голоса бывшего вокалиста.

    В подготовке мероприятия также принимает участие сын покойного артиста Александр Цой. Одним словом, дух рок-героя будет незримо витать над концертной площадкой. Можно по разному относиться к этой затее бывших соратников одного из самых известных рок-музыкантов страны. Кто-то скажет, что это очередная попытка заработать денег, кто-то воспримет как искреннюю попытку вспомнить его добрым словом. Но одно остаётся бесспорным: для России Виктор Цой значит гораздо больше чем просто певец, автор и музыкант. Попытаемся осмыслить, по каким причинам так произошло.

     

    Если на мгновение представить, что Виктора Цоя и группы «Кино» не было вовсе в природе, то сознание неизбежно начнет рисовать большую зияющую дыру с рваными краями. Для большинства российских людей, чьё мировоззрение формировалось на стыке 80-х и 90-х годов прошлого века, подобные предположения являются своего рода кощунством. Какая глупость: Цоя нет….

     

    Это ещё раз доказывает расхожий тезис о многофункциональности группы «Кино» как культурного явления. Канонизированные рок-звёзды той поры были мощными личностями, но каждая всё-таки отвечала за свой участок: «Алиса» — за сексуальность, «Аквариум» — за эффектные мудрствования, «Зоопарк» — за стильность, «ДДТ» — за гражданскую позицию, и так далее. «Кино» отвечало за всё вышеуказанное сразу. Ёмко, компактно и лаконично.

     

    Цой — это совершенно загадочное и одновременно понятное явление российской культуры. Северный город с вековыми осанистыми традициями, выросший на болотах, и его виднейший представитель — странный человек восточной наружности с раскосыми глазами, певший простые и в то же время трудновоспроизводимые песни протяжным, медитативным голосом. Но именно эта экзотичность вкупе с природным магнетизмом и внешней доходчивостью сыграла свою роль в абсолютном и беспрекословном принятии Виктора Цоя публикой. Это было точное попадание в десятку, которое случается раз в полвека.

     

    Группа «Кино» в своём творчестве пользовалась гениальным рецептом: взятые из-за бугра модные мотивы постпанка и новой романтики она преобразовывала в понятные и искренние послания. Озвученные гипнотическим голосом Цоя, они производили неизгладимый и странный эффект. Словно о привычных, родных вещах с тобой начал разговаривать человек из параллельного мира. Вроде бы такой же ты, но что-то в нём не так. И это «не так» завораживало.

     

    Самое интересное, что музыка «Кино» и сейчас звучит актуально и не замшело. И у современного подростка вполне соседствует в смартфоне с песнями Билли Айлиш или Ланы Дель Рей. В отличие от большинства записей тех лет. Никто не говорит, что русскоязычная рок-музыка восьмидесятых-начала девяностых чем-то плоха. Наоборот, именно то время было максимальным взлётом рок-культуры в нашей стране. И до того как некрасиво выродиться и превратиться в нынешний жуткий говнорок, жанр создавал отличные вещи. Величие и мощь «Радио Африки» «Аквариума» или «Периферии» «ДДТ» неоспоримы. Но быть совершенно гармоничными и подходить любому времени удалось лишь группе «Кино» и Виктору Цою. Именно они являются всегда актуальными, нестыдными и понятными абсолютно всем и в любое время.

     

    Хотя у творчества Виктора были и есть противники, особенно в среде музыкантов, но это скорее от зависти, которая больше говорит о признании, пусть и сквозь зубы. Многие люди главным условием канонизации Цоя называют его ранний уход. А в стане поклонников до сих пор живо наивно-циничное мнение, что это произошло вовремя. Мол, стал парень уж слишком сильно двигаться в сторону попсы, гея-продюсера нанял и начал в интервью часто говорить о своём интересе к масс-маркету и группе Ласковый Май. Но тут упускается главное: даже если бы Цой остался жить и жернова российского шоу-бизнеса начали его перемалывать, всё-равно результатом была бы отличная музыка. Талант, природные данные шамана, умение писать красивые, цепляющие песни и доходчивые слова обязательно сделали бы своё дело.

     

    Виктор Цой стал символом эпохи восьмидесятых, с их неоправданными надеждами, светлыми помыслами и потрясающим рок–искусством, уровня которого в наши суетные времена уже не достичь. И то, что его песни до сих пор актуальны, свежи и популярны, говорит о том, что потеряно далеко не всё. И этот шаманский голос, похоже, остался с нами навсегда. Превратившись в то самое сокровенное, что принято оставлять в наследство своим детям.

     

    Текст - Роман Матыцин

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: