Ютазинская новь
  • Рус Тат
  • Хамит Абдеев на лыжные гонки отправился в лаптях

    Хамит Абдеев, скоро отмечающий восьмидесятилетний юбилей, годы работы на Уруссинском предприятии нерудных материалов считает самой важной вехой своего жизненного пути.

    Работа в УПНМ

    Он четверть века проработал в системе треста «Татнефтепромстройматериалы» и 18 в его структурном подразделении - действующем с 1958 года УПНМ. Когда в 65-м Абдеева назначили главным инженером данного предприятия, у его руля стоял бессменный Владимир Павлов. По словам героя повествования, это человек высоких профессиональных и морально-нравственных качеств. С уходом Павлова, директором назначили Абдеева. Гравий и песок добывали на карьерах близ Абсалямова и Исметьева, гипсовый камень - в Московке. Кроме того, УПНМу принадлежал и Алабакульский кирпичный завод. Продукция завода, говорит Хамит Мухаметович, считалась высокомарочной, идущей на строительство первых этажей важных промышленных объектов. Судите сами, если заказчиком 70 процентов всего объема производства являлся Камский автомобильный завод. Только на предприятия железобетонных изделий Альметьевска и Лениногорска Уруссинское предприятие нерудных материалов отправляло по одному железнодорожному составу (!) гравия ежедневно. На период руководства Абдеева принадлежат разведочные работы по открытию в Дым-Тамаке месторождения суглинок, строительству на Каме, в поселке Бетьки, гравийно-сортировочного завода. В период работы на УПНМ, говорит Хамит Мухаметвич, он идейно рос - шесть раз избирался депутатом поселкового совета, три созыва был членом исполкома поссовета, был занесен на Доску почета и в Книгу Почета РК КПСС. А возглавляемое им предприятие считается заказчиком строительства 48-квартирного дома по улице Ленина, 64-квартирного дома по улице Луговой, двух 64-квартирных домов и двух 24-квартирных домов по улице Уруссинской, двух 16-квартирных домов и детсада на 90 мест в Алабакуле, а также здания районного узла электрической связи. Кроме того, для работников предприятия жилые дома построены в соседнем Октябрьском и вышеупомянутом поселке Бетьки. Трудовой же коллектив отличала слаженность в работе, чувство локтя и настрой на результат.

    Иные берега

    По окончании в Нижнем Тагиле горно-металлургического техникума, молодого специалиста Абдеева направили в город Североуральск, распределили горным мастером на Покровский железный рудник. То был 1956 год. Здесь он встретил свою будущую супругу: девушка в эти края приехала из Казани. Поженились, родился их первенец. Организм ребенка оказался восприимчив к дефициту в здешних краях кислорода, и молодой семье пришлось сменить место жительства. Работал в Альметьевске на Чупаевском карьере, Лениногорске - на Каркалинском, а в дальнейшем и в самом тресте «Татнефтепромстройматериалы». Без отрыва от производства окончил заочное отделение Казанского финансово-экономического института, работал на руководящих должностях. Хамит Мухаметович по сей день не изменяет своим принципам, считая, что только товарищеское взаимодействие, наставничество способствуют работе коллектива в целом. Думается, ветеран труда, многое повидавший на своем веку, знает вес словам.

    Я есть просил, я замерзал…

    Еще до войны его отца в числе так называемых полуторотысячников направили в Башкирию на строительство колхозов. Так он оказался в деревне Шакарево, что в пятнадцати километрах от райцентра - Стерлибаша. Здесь Абдеев старший обзавелся семьей, здесь родились его сыновья. Вскоре отца семейства призвали на службу в армии, затем - на финскую войну, по окончании которой направили в военное училище. Так что Великую Отечественную войну он встретил кадровым офицером. Еще в мае 1941 года войска, в составе которого служил отец Абдеева, передислоцировали на западную границу.

    Реклама

    - По приказу воинской части, отец должен был отправить семью на родину, - вспоминает Абдеев. - Так мы, я 35 года рождения и младший брат 40-го, с мамой переехали в Кармаскалинский район, уроженцем которого был отец: нам предоставили добротный дом, который, к слову, и сегодня крепко стоит. Все вещи он отправил на границу, думал, устроится и заберет семью. Он прислал весточку домой, предупредив жену, что грядут большие события и ей следует трудоустроиться. Когда началась война, написал еще одно письмо, в котором писал: «Началась бомбежка. Нашу станцию (Полоцк Витебской области Белорусской ССР. - Прим. авт.) разбомбили, вряд ли наши вещи уцелели». А в августе 41-го на отца пришла похоронка. В феврале 42-го бабушка по материнской линии увезла дочь с малолетними детьми к себе. Дед, вспоминает герой повествования, в счет трудовой армии работал в артели «Новая жизнь», выделывал кожу. Маленький Хамит частенько приходил в артель - держал перед работающим дедом лучину. Тут новая беда, в январе 44-го дед схватил сибирскую язву и сгорел за три дня. Легче жизнь не стала и после победы. Мать Абдеева, работавшую в райпо продавцом, засудили в 1947 году по ложному обвинению. Его с братом, бабушка отдала в детдом. Видимо, надеялась, что дети, наконец, наедятся досыта. Однако порядки детдома мало чем отличались от зоновских. Так, под предводительством некоего атамана детдома по имени Анвар новичку устроили «приемный экзамен» - накрыли одеялом и каждый из «вассалов» атамана старательно отрабатывал свое «высокое» положение - бил не на шутку. А потом битого на два-три месяца облагали продуктовым налогом. Приближенные атамана собирали для него хлеб, масло, сахар… Когда в очередной раз на него напали, Хамит изловчился и отбился ногами. Со своей долей больше не делился. Однако чувство голода не покидало. Из деревни привозил лепешки из лебеды. Мало помогало. Дошел до дистрофии. Тогда дистрофиков работники детдома решили подкармливать кашей из кукурузной муки, доставшейся от американских союзников.

    Между тем в 48-м состоялся повторный суд - мать не уставала писать о своей невиновности. Однако решение суда было малоутешительно. Матери и той, что написала кляузу, дали по четыре года лишения свободы. Дом и корову конфисковали. В 50-м состоялся третий суд. Мать полностью оправдали, восстановили в правах на работу. Однако конфискованное не вернули. Спустя годы, Абдеев обращался в прокуратуру, центральный архив республики о возмещении конфискованного имущества. Увы, дело за истечением срока давности было уничтожено.

    Не лыком шит

    Когда Хамит учился в девятом классе, в 1952 году, его в составе добровольного спортивного общества «Колхозник» отправили на первенство Башкирии по лыжным гонкам. Защищать честь района половина «добровольцев» отправилась в валенках, половина, в числе которых и Абдеев, в лаптях. Спортсмены погрузили свой нехитрый скарб и лыжи - у Абдеева, к слову, они были топорной работы - на попутный конный обоз, а сами шли следом. Через два дня добрались до Уфы. На первый день соревнований опоздали. Шатко-валко18-километровую дистанцию преодолели. Абдеев пришел 33-м, а район занял четвертое место. Кормили спортсменов в ресторане столичного военторга. Когда они, молодые и в лаптях, поднимались по лестнице на второй этаж, посетители их провожали не двусмысленным взглядом и снисходительным смехом. Это больно ранило душу. Мать в дорогу наскребла сыну кое-каких деньжат, и он выкупил у лыжника из Самары фабричные лыжи. И уже на следующий год, на чемпионате Башкирии, в полной экипировке, состоящей из фабричных лыж и пусть не лыжных, но ботинок, Абдеев пришел первым! И район одержал решительную победу. В первую очередь это была личная победа загнанного тяжелой долей деревенского паренька. Безотцовщины, но сильного духом. Не лыком шитого, словом. В течение жизни было немало регалий и побед, но эта навсегда осталась главной.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: