Ютазинская новь
  • Рус Тат
  • Куда катимся?..

    Как-то летом пришлось побывать в социальном приюте «Изгелек». Увидев там детей - сирот, нескончаемую печаль в их глазах, вернулась с глубокой ненавистью в сердце к так называемым матерям-кукушкам.  

    Мораль

     Не могу ни понять, ни принять горе-мамаш, кинувших своих кровиночек на попечение государства, ссылаясь при этом на нехватку денежных средств, отсутствие жилья. Да никакие причины, отговорки не могут оправдать подобного бездушия!  
    … В моих объятиях мирно посапывает  дочка, вроде и спит уже и в то же время проверяет, рядом я или нет. Пошарив ручонкой, натыкается на мою руку и спокойно засыпает... Такая чуткая, не передать!  Наверное, в «Изгелек»е дни таких же малышей еще кое-как проходят, а вот ночами... Ложась спать, наверняка и они хотят прислониться к близкому, родному человеку, ощутить его тепло, послушать добрую сказку! Ложась спать на холодном ложе, ребятишки наверно еще долго не могут уснуть, ощущая тоску и печаль... «И сегодня не пришла за мной, ничего, наверное, не было времени. Завтра обязательно придет, крепко обнимет и больше уже никуда от себя не отпустит!» – с такой мыслью просыпаются и  ложатся несчастные дети. Как же их жаль, невыразимо...   
    Оставить на волю судьбы рожденное тобой дитя ужасно. Но не менее ужасна участь несчастных матерей, родивших и воспитавших четверых-пятерых детей и оставшихся на старости лет без куска хлеба, без попечения. Самое тревожное – судьба пожилых людей, брошенных на произвол судьбы при живых детях! Старики проводят свои дни, не слыша ни одного теплого словечка, мечтая о чашке горячего чая с молоком. И так проходят безрадостные дни и годы...
     «Четверых родила, разве могла я думать, что буду обречена на такую старость?!» – не скрывает своих слез при встрече Захида апа. Глядя на нее, не могу сдержать слез, столько горя, страха в ее глазах. А ведь чтобы прокормить этих самых детей, стараясь, чтобы не чувствовали они себя ущербными, трудилась на двух-трех работах. Бедненькая, сама плачет, сама боится... «А чего Вы так боитесь?» В ответ на мой вопрос произносит умоляюще: «Доченька, боюсь, что в дом престарелых попаду. Жить недолго наверно осталось, хочу остаток дней в своем дому, что с мужем  когда-то  построили, прожить». Как ни пыталась ее успокоить, моя собеседница все равно возвращалась к невеселым мыслям о доме, о своем дворике. Собралась домой, долго не хотела меня от себя отпускать.  Что поделаешь, нет у меня волшебной палочки. Была бы, вернула  каждой сироте маму, пристроила бы каждую оставшуюся одинокой мать в добрую семью! 
    … Хорошо хоть государство заботится о брошенных бабушках-дедушках. Они сыты, одеты-обуты.  Тем не менее, какие бы условия для них  не создавались, не идет ни в какое сравнение с домашним уютом. Очутились мы за двумя стальными дверьми, укрылись за высокими железными заборами. Видать, и сердца наши становятся железными... Равнодушие превратилось в обыденное явление. И что страшно, мы принимаем это как нечто должное, само собой разумеющееся. 
    Разве мало в наши дни нуждающихся в экстренней помощи? Пока здоров, человек мчится куда-то, старается во всем преуспеть, строит новые планы. До других ему нет дела, лишь бы о себе позаботиться.  Так почему же сейчас каждый живет только для себя. Куда ушли присущие нашему народу, нации взаимопомощь, взаимовыручка, такие прекрасные общечеловеческие качества?  
    Теперь и по гостям не принято ходить, сидим запертые за железными дверями... Раньше наши бабушки ходили друг к другу вечерами на посиделки, да и просто проведать.  Мы были с ними, учились ценить труд, делиться щедро, быть внимательными друг к другу. Видимо, каждое поколение с ностальгией вспоминает период своего детства и взросления. Не помню такого, чтобы кто-то сдал свою мать в дом престарелых или отказался от ребенка в роддоме. Может просто не было информации... 
    Помню Мунавара апу, которая ухаживала за своей лежачей свекровью. Маленькая, кругленькая, юркая... Как сейчас вижу. Лежит бабушка на высокой кровати, на белых простынях. Невестка каждый день кормит ее с ложечки, переодевает, обмывает лицо, руки. Ни разу не слышала от нее жалоб, стенаний. Видимо, Мунавара апа принимала все это как должное. Тысячу благодарностей тебе, Мунавара апа! Да пошлет тебе Всевышний долгих лет жизни и счастливой старости!
    Так почему же сегодня мы оскудели душой, обозлились? Почему переполнены детские дома и дома престарелых? Так и хочется порой крикнуть: «Куда катимся, люди!» В деревнях строятся мечети, что и говорить, дело хорошее. Но на этом не заканчивается, кто-то должен туда ходить. Не помешало бы привлечь народ, поинтересоваться, кто чем живет, знать, чем дышит местное население.
    Мы, молодые, ссылаемся часто на нехватку времени. А ведь, если вдуматься, велика роль религии в деле оздоровления общества, охраны народной морали, нацональности, языка. Какую религию не возьми, каждая учит уважать родителей, быть милосердным, щедрым, не обижать слабых, помогать людям, не мстить, не сплетничать, быть порядочным. А теперь? Стоит помочь кому-то, воспринимают как что-то из ряда вон выходящее. Смотрят искоса или начинают расспрашивать, мол, родственник что ли твой? Ты что, дурак, просто так помогать! 
    Давно в голове мысль одна крутится: стоит объединиться имамам в мечетях с представителями сельской местности, да взяться за работу в этом направлении – может и сдвинулось бы дело с мертвой точки.  Также в каждом селе уважаемые люди могли бы создать общество аксакалов, где обсуждали бы животрепещущие вопросы, интересовались бытом населения. Тогда возможно не возникали бы такие неразрешимые проблемы, не знаю... Ведь исчезают славные традиции отцов-прадедов, сосед не знает соседа, каждый живет сам по себе, горем и то не поделится, все в себе держит. В кого мы превращаемся?!
    Какой бы горячий не был народ кавказский, думаю, в этом отношении у них правильное воспитание дается. У них нет случаев отказа от ребенка, сирот разбирают родственники, а родителям оказывается уважение-почет до последнего их вздоха. 

    Реклама

    Что длиннее всего?
    Длиннее счастья дорога.
    Идет человек до счастья своего
    От порога да порога.
    В чем величие наше?
    Перед родителями в долге.
    Не забыть бы об этом
    До последнейших дней.
    Тяжелее всего?--
    Матерей наших проклятье.
    Нет страшнее судьбы,
    Получивших проклятие то...
    Что далече всего?--
    В прошлое вехи-пути.
    Благословение родительское
    Получить поспеши...

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: