Ютазинская новь
  • Рус Тат
  • Размышления уруссинки вслух

    Побывав в городе своего детства и увидев рябины возле дома, под сенью которых много лет назад играли с соседской ребятней, аж дух перехватило - ничто не изменилось!

    Я, конечно, подвержена сентиментальности, но не думала, что дерева, некогда посаженные родителями, вызовут столь сильные эмоции. Тысячу лет прошло. Не вырубили. Приятно. Да и вообще, если честно, городок по-прежнему оставался прекрасным своими зелеными насаждениями - скверами, улочками-аллеями… Отчего он казался особенно уютным в летний зной, защищенным от некоего извне, что ли. Да еще прибрежьем реки. Поэтому и пробелы в инфраструктурном развитии не бросаются в глаза. А теперь еще об одном городе постсоветского пространства - Балканабаде, воздвигнутом на пустынях Туркменистана. По сути, нефтяной город стоял на безбрежных барханах. Верблюды, арыки, карагачи…Но и благоухающие розы с городскими парками тоже! Вода - самый большой дефицит. Жизнедеятельность города была построена таким образом, что все принимали этот факт за данность. Вода (в конторы, на предприятия, жилые кварталы) подавалась дважды в день - на два часа утром и на два часа вечером. За исключением больниц и иных социально значимых объектах, безусловно. В нашем тресте, к слову, самом респектабельном в городе, технические работники приходили загодя и наполняли водой большую емкость, простите за подробности, в санузле и графины в кабинетах. Мы, молодые специалистки, поначалу шокированные местным колоритом, довольно быстро свыклись с требованиями жизни. Знали, что стирке, уборке и водным процедурам, отведено конкретное время. Хочешь успеть, не зевай. К чему все это? А к тому, что никто, проходя мимо того же карагача, не сломает ветку или какие другие саженцы. А здесь, к слову, проживал самый разношерстный народ - лезгины, казахи, азербайджанцы, армяне, чеченцы, ингуши, украинцы, немцы, татары, русские, евреи, туркмены, таджики и представители многих других национальностей и вероисповеданий. Каким образом выращивали зеленые насаждения? Вдоль деревьев прокладывали небольшие каналы - арыки, по которым в определенное время подавалась вода. В городе была своя оранжерея. Однажды прихожу на работу, а на столе трехлитровая банка с розами. На день рождения. Неповторимый аромат, незабываемое впечатление. Ни до, ни после не доводилось радоваться столь благоухающим розам. Выращенным, по большому счету, в пустыне. Еженедельная поездка к морю навсегда запечатлела скудный пейзаж из окон автобуса - раскаленные пески, сливающиеся с огненным воздухом, желтые барханы с редкими верблюжьими колючками и, собственно, сами одногорбые верблюды. Унылая, не жизненная «загородная» картина. И здесь живут люди, и так можно жить, мелькала тогда мысль в голове. Впрочем, суровые жизненные условия щедро компенсировались снабжением. После скудных российских прилавков с вечным дефицитом элементарных предметов первой необходимости, здешнее изобилие, скажем прямо, впечатляло. А уж вкус дынь, арбузов и винограда без прикрас перевешивал климатический дискомфорт.

    Год спустя во время отпуска поехала в Россию. С первых шагов на трап самолета приятно овеял насыщенный кислородом воздух. Из окон автобуса, увозящего из аэропорта, - предстала знакомая, но подзабытая картина. Могучие деревья, словно в поклоне приветствовали кронами путника, некошеная трава в разноцветье полевых цветов - клевера, незабудок, ромашек, васильков - ждали первого укоса. Жаркий летний день к вечеру сменялся свежей прохладой. Кваканье лягушек на речке, стрекот кузнечиков в траве, родная речь, наконец, в душе раздавались целой симфонией. Уезжая обратно, я твердо знала: вернусь. Не удержишь никакими коврижками - ни длинным рублем, ни европейским изобилием, ни даже ароматными розами и лазурным морем. Как бы банально не звучало, душа человека, что жаворонок в небе готова неустанно воспевать среду его взрастившую. Родился, скажем, в песках, по барханам на чужбине и будет тоска. Поэтому, что уж говорить, не меньше пищи питают нас свежая трава под ногами, богатые леса, кудрявые рябины в красных гроздьях, да-да и березы, от которых светла Россия, тоже. Гордиться своей землей, в какой-то мере улицей и подъездом, по сути, также необходимость. Замшелая среда обитания не дает жизни. Ну или дает замшелую жизнь. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

    В свое время озеленению многих городов и рабочих поселков бурно развивающейся страны Советов отводилось самое серьезное внимание. После трудового дня все, что называется с киркой и лопатой, шли сажать молодые топольки - неприхотливые, быстро идущие в рост. Тополиный пух - не единственное, за что спустя десятилетия эти деревья подверглись планомерной вырубке. Они довольно хрупкие, что при непредсказуемости погоды и зачастую шквальных ветрах чревато последствиями. К тому же в поселке Уруссу, похоже, не особо задумывались выбором места посадки: поэтому понятно, что многолетние тополя возле окон, некогда посаженные с северной стороны домов, и вовсе затмевают белый свет. Не способствовала озеленению и аномальная жара в летнее время, стихией одолевавшая несколько лет к ряду. Когда еще на месте спиленных тополей вырастут другие деревья? Красота тенистых улочек не рождается в одночасье. Сажаем, вроде бы, немало, а райцентр и некоторые села района зелеными не назовешь. Почему? Для того чтобы окрепли молодые деревца должны пройти годы.А у нас можно увидеть поруганные сосенки, саженцы рябин. Что толкает человека к убогим поступкам?

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: