Ютазинская новь
  • Рус Тат
  • Власти в борьбе с бедностью дошли до статистического абсурда

    В России уровень жизни оценивают по примитивным критериям выживания

    Россия и развитые страны используют принципиально разные критерии бедности. В РФ уровнем бедности считается доход на уровне физиологического выживания, то есть прожиточный минимум. В Европе бедным считается тот, чей доход ниже 60% среднего по стране или кто не может оплатить аренду жилья, покрыть непредвиденные расходы или съездить в отпуск всей семьей. Если применить европейские критерии к РФ, за чертой бедности окажется почти 40% населения. Власти в «борьбе с бедностью» дошли до статистического абсурда: рапортуют о снижении бедности и одновременно сообщают о продолжающемся шестой год падении доходов населения.

    Массовые волнения во Франции заставили европейцев внимательнее анализировать применяемые Евростатом показатели бедности или недовольства. По данным Национального института статистики и экономических исследований Франции (INSEE), сегодня около 9 млн французов живут за чертой бедности. «В статистическом смысле это означает, что их доход ниже 60% от среднего, то есть тысяча с небольшим евро на одного человека в месяц. Текущий уровень бедности во Франции – это 13,6% населения», – сообщает французская газета Monde. И подчеркивает, что французский уровень бедности значительно ниже среднеевропейского, который составляет 17,3%. «В Старом Свете Франция показывает шестой результат среди стран с самым низким индексом нищеты населения», – сообщает французская пресса. 

    Но проблема в том, что критерий европейской нищеты является относительным и бедные в одной части Евросоюза могут оказаться богатыми в другой части ЕС. Так, для Чехии, которая имеет самый низкий уровень бедности в ЕС (9,7%), ориентиром является доход в 620 евро, а в Австрии – 1155 евро, то есть почти в два раза больше. 

    Действительно, уровни бедности в разных странах ЕС могут значительно отличаться в зависимости от размера среднего дохода в стране. К примеру, в относительно благополучных Германии и Бельгии за чертой бедности проживают 16% населения.

    Чтобы лучше оценить риск социально-экономического отчуждения, статистическая служба Евросоюза – Евростат – разработала в 2017 году еще один индикатор бедности. «Бедность в денежном выражении» позволяет измерить степень неравенства в обществе. А «материальная и социальная депривация» учитывает долю жителей, которые не способны покрыть расходы, связанные по крайней мере с пятью элементами повседневной жизни из 13, сочтенных желательными, и даже необходимыми», – передает французская газета. Принятые критерии более чем конкретны, считают европейцы. По этому показателю человек должен справиться с непредвиденными расходами, позволить себе расходы на отпуск, оплачивать аренду жилья, коммунальные платежи, покупку одежды и обуви.

     

    86-4-3_b2.jpg
    Число нуждающихся в России может быть занижено.  
    Фото PhotoXPress.ru
    Новый критерий меняет оценки уровня бедности. Материальная и социальная депривация затрагивает 12,7% французов и 15,7% жителей Евросоюза в целом. В то же время показатели резко возрастают в таких странах, как Румыния и Болгария, где они близки к половине населения. Тогда как по критерию «60% среднего дохода» бедными являются лишь около 20% населения Румынии и Болгарии (см. "НГ" от 24.01.19).

     

    Если же приложить европейские стандарты к России, то за чертой бедности оказывается чуть ли не половина населения РФ. И этот факт хорошо объясняет недавний скандал с лишней парой обуви, которую не может позволить себе купить треть населения страны. Действительно, в РФ только 46% домохозяйств могут заменить пришедшую в негодность самую простую мебель. Около 64% способны приобретать две пары удобной и подходящей по сезону обуви ежегодно. И лишь половина российских семей могут позволить себе недельный отпуск вне дома. Правда, для 40% опрошенных отпуск – это поездка к родственникам, а для 30% – поездка на дачу, поход за грибами или охота. Эти данные содержатся в комплексном исследовании Росстата об условиях жизни населения.

    В Кремле эти выводы Росстата вызвали, мягко говоря, недоумение. «Я бы все-таки не склонялся к тому, чтобы эти исследования рассматривать с прикладной точки зрения», – говорил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. В свою очередь, в Росстате заявляли, что данные «предназначены для получения полной, достоверной и официальной статистической информации об условиях жизни различных демографических и социально-экономических групп и слоев населения по РФ в целом и по субъектам РФ».

    Разговоры о бедности в РФ можно часто услышать и от главы правительства. «Сегодня жизнь в нашей стране далека от того идеала... Сегодня в России почти 19 млн человек, которые бедны. Это означает, что 19 млн человек живут так, как жить не должны», – рассказывал премьер Дмитрий Медведев в ходе своего годового отчета в Госдуме. Глава кабмина обещал, что «поддержка от государства будет адресной» в том числе и благодаря созданию реестра малообеспеченных семей.

    «В прошлом году мы вместе с депутатами Госдумы два раза повышали минимальный размер оплаты труда, на базе которого и рассчитываются некоторые пособия. Он вырос более чем на 44%. Мы проиндексировали на уровень выше инфляции зарплаты бюджетников, которые не предусмотрены майскими указами президента. В этом году по фактической инфляции за предыдущий год проиндексировали социальные выплаты», – рассказывал Медведев. По его словам, количество бедных людей уменьшилось в стране на 400 тыс. человек. Ранее премьер также предлагал подумать о пересмотре критериев бедности. 

    Около 19 млн россиян, проживающих за чертой бедности, – это почти 13% всего населения страны. Да, это чуть меньше,чем в 2017-м. Тогда на доходы ниже прожиточного минимума проживали 13,2% россиян. Правда, как объяснить парадокс снижения бедности в условиях падения доходов населения, не вполне понятно.

    Но применение европейских критериев в РФ увеличивает уровень бедности почти в три раза. Ведь европейская бедность – это доходы ниже 60% от средних по стране, невозможность съездить в отпуск или покрыть непредвиденные траты. А российская бедность – это всего лишь доходы ниже 10 тыс. руб. в месяц. Оторванность этого прожиточного минимума от российских реалий давно стала предметом критики со стороны экспертного сообщества. Ведь прожиточный минимум предлагает россиянам питаться на 4,7 тыс. руб. в месяц, покупать непродовольственных товаров на 2,3 тыс. руб., а на услуги (куда входят и коммунальные платежи) в течение месяца тратить не более 2,3 тыс. В реальности же мы понимаем, что все эти критерии довольно сложно выполнимы и позволяют скорее не умереть от голода.

    Но именно эта условность прожиточного минимума помогает российским чиновникам утверждать, что около 400 тыс. человек за прошлый год перестали быть бедными.

    Если вместо российских критериев бедности применить европейские, то выводы окажутся неутешающими. К примеру, 60% от средних доходов – это около 18 тыс. руб. в месяц. И примерно 40% россиян имеют доходы на душу населения ниже 18 тыс. руб. в месяц.

    Разговоры о подходах к оценке уровня бедности регулярно поднимаются, однако дальше них дело пока не идет, замечает аналитик компании «Алор Брокер» Алексей Антонов. То есть власть проблему вроде как признает, но чтобы машина изменила способы анализа, необходим, видимо, некий мощный импульс, рассуждает он.

    «Величина прожиточного минимума в РФ, скорее всего, занижена. И поэтому реально бедных в России больше, чем официально декларируется», – говорит старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов.

    В нашей стране бедные беднее, чем в Европе, и для нас борьба с бедностью это вопрос выживания нашей экономики и нашей страны, внедрение качественных критериев определения бедности жизненно необходимо. Но именно у нас это как раз и не происходит», - отмечает гендиректор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев, полагая, что для этого есть несколько причин. «Первая причина идеологическая. Идеологический стержень нашей экономической политики это финансовый (бухгалтерский) подход, где цифра (деньги) это инструмент анализа и управление, а также смысл и цель всякого действия. А поэтому количественные методы анализа воспринимаются как единственно верные и возможные», - считает эксперт.

     

    Еще одна проблема – социальная. «Чиновник не всегда заинтересован в получением начальством объективной информации о его деятельности. Как работать с количественными данными, что бы получить красивую картинку он уже знает, а чего ждать от качественных - пока нет. Поэтому и не торопится с внедрением новомодных методов», - не исключает Журавлев.

     

    Новый глава Росстата Павел Малков отказался ежемесячно публиковать данные о доходах населения и объявил о переходе на новую методику расчетов. Правда, и при новой методике официальная статистика продолжает фиксировать падение реальных доходов населения. За первый квартал 2019 года они снизились на 2%.  

    http://www.ng.ru/economics/2019-04-21/2_7562_poor.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: